Интервью с Дарьей Сахно. Часть 3-я, заключительная. @Sharehoods #Interview #LondonLife

Daria Sakhno

Daria Sakhno

Это третья и по совместительству заключительная часть нашего интервью с Дашей Сахно, блогером проекта. В этой части Даша рассказала о Лондоне, какой он есть, о его вкусе и жителях, а также поделилась опытом участия в международном юридическом конкурсе. Часть 1 и часть 2 доступны по ссылкам.

– … Я думаю, что это слово challenge. Причем в английском языке это слово аккумулирует в себе и понятие вызов и испытание, и препятствие – все вместе по моему опыту и есть Лондон. Лондон одновременно бросает тебе вызов и является твоим вызовом миру. Ты его либо пройдешь, либо нет.

– О чем грустишь? Есть что-то, что тебя угнетает в Лондоне?

– Меня угнетал период между окончанием учебы и началом стажировки, просто оттого, что я целый месяц ничего не делала и не знала, куда себя пристроить. Сейчас я вспоминаю это прекрасное время, когда я могла спать, сколько хотела, а не до 7 утра. Не могу сказать, что погода угнетает – уж, какая есть. Люди – абсолютно нет. Какие-то мелкие неурядицы – ну, не то, что угнетают, просто в тот момент переживаешь, конечно, а потом отпускает.

– А появись у тебя сейчас снова целый месяц свободы, чем бы ты занялась?

– Я бы не сидела в Лондоне, а посмотрела Англию и Шотландию, так как я была всего в нескольких городах к своему стыду. В Оксфорде уже раз шесть бывала, а Эдинбург до сих пор не видела. Думаю, что это мое упущение. Так что будь у меня время, возможность, желание и погода, я бы, наверное, все это использовала для того, чтобы выехать из Лондона. А еще очень хочу посмотреть Гибралтар, для которого тоже требуется британская виза и до которого я также не добралась.

– Считаешь ли ты себя лондонцем и почему?

– Абсолютно нет. Я здесь не так долго живу, чтобы считать себя лондонцем. И даже не знаю, что можно в это понятие вложить. Если проводить профессиональное социологическое исследование, то типичный портрет лондонца – это человек в хиджабе или парандже. Либо это человек, говорящий на хинди. Ни к тем ни к другим я точно себя никак не отношу. Поэтому лондонцем я, наверное, не являюсь. Как была москвичкой, так и останусь. Тем и горжусь.

– То есть британскости в тебе не появилось?

– Честно говоря, нет. Мне кажется, чтобы появилась какая-то британскость за год – это очень маловероятно. Даже, когда говорят, что-то вроде: «Я стал по-русски говорить с британским акцентом», я отношусь к таким словам с недоверием. Да, появляется какой-то акцент, но это не британский акцент. Он слишком специфичен и его слишком мало в Лондоне.

Среди моих коллег-стажеров сейчас три британца, и раз в два-три часа я обязательно что-нибудь переспрошу, так как не понимаю акцент. Во время учебы на курсе было достаточно много британцев, но на моей специальности всего один, которого я в течение года и знала. Даже среди преподавателей большинство были иностранцы.

Смешной факт про конкурс, в котором я участвовала в этом году. Он довольно известен в юридических кругах, называется Vis Moot. Это конкурс по международному арбитражу и коммерческому праву. Суть заключаются в том, что университеты со всего мира предоставляют свои команды и ребята разыгрывают судебный процесс в арбитраже, международном коммерческом праве. То есть перед трибуналом из трех людей один человек представляет процессуальные вопросы, другой представляет коммерческие вопрос. Одна команда за истца, другая за ответчика. Каждую игру участники, позиции и трибунал меняются.

Так вот у нас получилось так, что мы представляли британский университет, который является со-организатором этого конкурса и одним из старейших участников, и в нашей команде не было ни одного британца. Самым британским из нас был немец, который жил в Швейцарии и последние 7 лет живет в Англии.

– Понравился тебе конкурс?

– Он оставил неизгладимое впечатление и по-моему очень сильно изменил меня. Когда я только попала в команду, я, честно говоря, пошла туда ради строчки в резюме. А уже потом, когда мы уже вовсю разыгрались, то мое отношение к конкурсу очень сильно поменялось. Понравилась состязательность, которая при этом не переходила в соперничество. Мне понравилось играть в команде, зная – что бы мне не понадобилось, мой team-mate всегда будет рядом.

Вообще Vis Moot имеет ассоциацию выпускников, состоящую из тех, кто хотя бы раз играл. Мы носим гордое название Висмути. Когда я приехала на конкурс в Вену, то была удивлена таким большим количеством бывших Мути. То есть они приезжали арбитрами, приезжали тренерами новых команд. Я подумала, что со мной такого никогда не случится; что пройдя это однажды, больше я на это не пойду. И когда я вернулась на месяц подготовки к экзаменам, то ни о каком муте я больше не думала.

Но никогда не говори никогда… Потому что в этом году я принимаю участие в подготовке команды моего бывшего российского вуза, искренне хочу помочь ребятам, подготовить их, поделиться всем, что я знаю и умею. Команда, в которой я играла очень хорошо финишировала, мы попали в топ-20 команд, заняли 17 место из почти трехсот команд со всего мира. Считается, что это очень хороший результат. И я очень хочу, чтобы команда моего российского университета стала первой командой, которая пройдет отборочные раунды. Пока ни одна российская команда не проходила и не попадала в итоговые топ 64 команды.

И хотя играет около 6-7 российских команд, они сталкиваются с тем, что университеты их не поддерживают. На Западе это очень важный этап юридического образования. Существует много разных мутов, например, Jessop – мут по международному публичному праву. Его в прошлом году выиграл МГУ, но знают об этом только те, кто являются членами мути, а так никто это не афишировал. Хотя это невероятное достижение. Допустим, King’s College – один из старейших университетов Англии уже очень давно не выигрывал Джессоп, а МГУ выиграл с легкой руки.

Я сейчас работаю в организации, которая является партнером по организации Джессопа, и принимаю небольшое участие в организации самого конкурса. Одна из моих сотрудниц в прошлом году судила МГУ и была просто восхищена уровнем подготовки российских студентов. Но проблема в том, что, к сожалению, наши университеты не очень помогают своим студентам. В большинстве случаев нет спонсирования поездок и студентам приходится либо самим платить, либо искать спонсоров среди юридических компаний. А юридические фирмы в России тоже не очень в курсе этих конкурсов. Если посмотреть юридические фирмы в Англии, то здесь все, кто работают, когда-то участвовали в том или ином Муте. Мы играли перед партнерами 15-ти топовых юридических фирм в Лондоне, соответственно каждый из их представителей играл в Муте. То есть на Западе этому уделяется очень большое внимание, в то время как в России это игнорируется. Для меня это очень обидно, потому что это очень-очень важный студенческий опыт. Для многих это первый практический опыт. А получить первый практический опыт в том же арбитраже очень сложно. Конечно, это игра, не настоящий процесс, но к тебе относятся как к настоящему профессионалу. То, что российские студенты этого лишены –  очень печально.

– А расскажи, что едят Лондоне?

– Мне кажется, основная еда в Лондоне – это сэндвичи. Даже не фиш энд чипс. Все работающие люди во время ланча едят сэндвичи. Я в принципе не очень понимаю эту корпоративно-национальную культуру – есть, не отрываясь от компьютера. То есть проводить свой час за компьютером, продолжая работать, а не выходить в город, не пройтись в парке, не посидеть в кафе. Ладно сидеть в офисе, но сидеть, не отрываясь от компьютера, не разговаривая с рядом сидящим человеком! Я этого честно не могу понять. Конечно, для такой ситуации сэндвич – самая удобная еда, которая не заляпает клавиатуру соусом.

Какая еще еда? Мне кажется, очень типично пить кофе в бумажном стаканчике или горячий шоколад. Тот же Костя Пинаев писал, что стаканчик из Pret-a-Manger – это такой же символ Лондона, как и красная телефонная будка и черный кэб.

Фиш энд чипс я не люблю, хотя опять-таки зависит от места, в котором ты их ешь. Так как у меня Лондон – итальянский город, то я лучше знаю итальянские места: милые семейные и большие итальянские рестораны. Их очень много и они составляют большую часть Лондонского фудмаркета.

Азиатская еда мне очень нравится. В сетях быстрого питания типа Itsu и Avokado можно посидеть и поесть внутри или взять на вынос. Есть и хорошие дорогие рестораны. Думаю, в Лондоне можно найти еду на любой вкус, привычку и желудок. Когда я приехала мне нужно было есть диетичскую еду из-за проблем с желудком и я никогда не страдала от недостатка еды.

А специфическая еда, описывающая Лондон, для меня – брауни и cinnamon swirl. Это моя самая любимая булочка. Вот такой у меня сладкий вкус Лондона.

– Какие бы 5 советов ты дала людям, которые планируют переехать сюда?

– Не брать много вещей. Быть готовым к тому, что все будет нелегко и непросто. Все, что было просто и легко дома, здесь становится в 50 раз тяжелее. Не думать, что тебя здесь кто-то ждет с распростертыми объятиями. Очень многие люди при переезде и в другие страны уверены, что их там ждут, но это, к сожалению, вообще не так. Осознание этого – большой удар по самооценке и приводит к большому количеству комплексов. Лучше не ехать с таким настроем, а потом зато осознать обратное и приятно удивиться. Будьте также готовы, что здесь очень много пьют, и Россия не идет ни в какое сравнение.

Совет женщинам – не нужно брать много обуви на высоком каблуке, потому что носить ее будете только в клуб. А так это балетки, кроссовки, ботинки либо туфли на очень низком каблуке. В Москве я всегда ходила на каблуке 10-12 см, и даже я здесь хожу в ботинках и балетках. Обувь убивается на раз-два и просто жаль ее. Набойки приходится менять после каждых 3-4х выходов на улицу. Женщины, не берите обувь на каблуке.

– Ну, и последнее: самое твое большое достижение, по твоим личным ощущениям, в Лондоне?

– Я не могу ответить на этот вопрос, потому что в принципе та позиция, на которой я нахожусь сейчас – это, по моим ощущениям, нереальное достижение. Я очень горжусь тем, что я достигла на данный момент. Не знаю, было ли бы возможно кому-то в такой же позиции достичь подобного. Хочется верить, что нет, – так как в моей семье нет ни одного юриста и в принципе мое обучение на юрфаке всегда было только на мне. Я считала главным достижением своей жизни то, что я поступила в британский университет и на лучшую программу в мире по моей специальности. Поэтому, когда я закончила эту программу с отличием, поучаствовав в конкурсе мирового уровня и достойно заняв там не последнее место, когда я получила довольно важный статус в сфере арбитража и теперь у меня есть еще и стажировка – я понимаю, что выше головы уже не прыгнешь.

Все то, чего я смогла добиться здесь в Англии – есть мое самое большое достижение в жизни на данный момент. Не знаю, повторила бы я это еще раз… глупости надо совершать только один раз в жизни!

– Спасибо тебе за интервью, Даша!

Интервью брала Юлия Когай @ykogay специально для проекта Sharehoods. Если Вы хотите поучаствовать в проекте и также поделиться своим опытом и историей успеха за рубежом, свяжитесь со мной в комментариях либо по адресу yuliya (at) sharehood.eu

Advertisements

Leave a Reply / Оставить Комментарий

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: